-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в La_vie_pour_moi

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 03.11.2008
Записей:
Комментариев:
Написано: 12276


Руккола, рисовые колобки, шурпа и прочая чечевичная похлебка

Суббота, 30 Марта 2013 г. 13:36 + в цитатник

Что едят российские менеджеры? Зачем они это едят? Как продать родину со вкусом? Почему от Москвы до Владивостока ближе, чем от Владивостока до Токио? Накануне 1 апреля размышлениями делится социолог Алексей Верижников

За бочку варенья и корзину печенья

В свое время буржуины пытались купить лояльность Мальчиша-Кибальчиша за баррель фруктового джема и энное количество сладких снэков. Поскольку баррель предлагался всего один, а фьючерсы на будущие поставки были не согласованы, Мальчиш-Кибальчиш остался в рамках патриотической парадигмы.

Обычно россияне менее устойчивы к теме продажи родины и не готовы отказываться во имя патриотизма от гастрономических соблазнов. Какими бы шумными ни были антиприбалтийские и антигрузинские компании, поступиться своими желудочными симпатиями во имя антипатий политических и перестать есть шпроты или хинкали ради «вставания с колен» россияне так и не смогли (для сравнения, в 1983 году после сбития советскими перехватчиками нарушившего воздушную границу южнокорейского лайнера американцы в барах гектолитрами выливали «Столичную» на землю – россиянина же льющего водку на землю во имя некой абстрактной идеи представить вообще невозможно).

При всей своей декларируемой нелюбви к среднеазиатским мигрантам, россияне успешно продолжают наворачивать узбекские шурпу и манты с единственным пожеланием, чтобы их готовили не узбеки/ таджики. Но если пойти им навстречу и сделать так, чтобы шурпа готовилась не узбеками, мы получили бы ситуацию аналогичную изготовлению суши, которые, как известно, катают в наших суши-барах отнюдь не японцы.

Харакири под музыку Верди

Патриотически настроенные россияне, когда идут поесть в аут (в HoReCa по-научному), русской кухней обычно манкируют. Ведь, щи лаптем хлебать можно, в принципе, и дома. В качестве компромисса иногда фигурируют заведения, где предлагаю «русскую, европейскую и кавказскую кухню». За русскую кухню в них обычно отдуваются оливье и «мясо по-французски», а европейская кухня, как единый кулинарно-географический континуум протяженностью от Норвегии до Кипра, представлена салатом «цезарь». Аве, Цезарь! Все мы немножко римляне.

Более популярна так называемая «международная» кухня. В Москве сложилась следующая иерархия наиболее востребованных «международных» кухонь:

1. Японская 
2. Итальянская 
3. Узбекская 
4. Азербайджанская 
5. Грузинская 

В связи с повсеместно плодящимися хинкальными, похоже, грузинская кухня вскоре поменяется местами в рейтинге с азербайджанской. На гастрономическом фронте грузины захватили немало важных плацдармов и таки взяли реванш за Абхазию и Южную Осетию.

Что же касается первенства в рейтинге японской кухни, то ее позиции пока непоколебимы. Все выглядит так, что при Халхин-Голе мы, на самом деле, проиграли, а потом понеслось-поехало,и для расквартированных солдат императорской армии пришлось срочно создавать столовые в каждом спальном районе.

Феномен триумфа японской кухни в России просто непостижим. Суши-бары популярны во всем мире, и в любом даунтауне мегаполиса с именем всегда можно найти пяток-другой подобных заведений. Но чтобы от Кремля, до самых до окраин, на подступах к Капотне и промзонам заМКАДья? Это уже называется «любить по-русски». Хотя, как при знаменитом русском консерватизме в еде можно было полюбить пресные рисовые колобки с кусочком полусырой рыбы?

Из всех продуктовых фетв Геннадия Онищенко, направленных на борьбу с паразитами земли русской, пожалуй, только призыв быть начеку с суши, по идее, должен вызывать у людей реальную, а не верноподданническую настороженность. Ленточные они, и правда, в сырой рыбе не дремлют, даже когда сама рыба уже не первый день как уснула. Я лично, когда ем суши, помимо лошадиной дозы васаби, этой ядовито-зеленой ядреной субстанции, стремлюсь «заморить червячка» – в прямом и переносном смысле – еще и при помощи двухсот-трехсот грамм водки. И вам тоже советую. А, вот, зеленый чай с суши пьют только настоящие экстремалы, по сравнению с которыми бейсджамперы – просто овощи с грядки.

Отличаются ли русские суши от настоящих японских, вопрос, наверное, риторический. Японских туристов в московских суши-барах охватывает неподдельное веселье при визуальном ознакомлении с ассортиментом. Справедливости ради, нужно отметить, что японские импровизации на тему русской кухни тоже не для слабонервных. У Петра Вайля и Александра Гениса есть пассаж на тему посещения русского ресторана в Токио: борщ там числился по разряду холодных закусок и подавался в виде свекольного желе, которое нужно было есть палочками.

В начале и середине «нулевых» степень продвинутости российского миллионника или просто значимого регионального центра определялась наличием в нем «сушильни» московского типа. Например, приезжаешь в Калининград. Ожидаешь там найти многочисленные польские или литовские рестораны. Их там как-то не видно. По крайней мере, с первого взгляда. Зато тебя с гордостью ведут есть «суши балтийские», сделанные, видимо, из местных шпротов, избегнувших участи копчения и последующего закатывания в банки.

Прилетев во Владивосток, ожидаешь отведать настоящих японских суши, уповая на близость страны происхождения. В итоге, тебя ведут опять-таки в суши-бар московского типа, поведав, чтобы перед столицей (не перед японцами) в грязь лицом не ударить парочка таких заведений имеется, а вообще-то в городе более распространена узбекская кухня. Об узбекской кухне мы поговорим отдельно. Но казалось бы, где Владивосток, где Ташкент, где Москва и где Токио? Видимо, кулинарные расстояния у нас измеряются в рамках неэвклидовой геометрии.

За прошедшее десятилетие «сушизация» всей страны завершена. Последним аккордом является появлением суши-баров в городе Грозном, где, по слухам, джигиты едят суши прямо с кончика кинжала. Хотя, впрочем, чем вам не самурайский дух?

Итальянская кухня находится на твердом втором месте. Хотя, люди посвященные знают, что итальянская и японская кухни – это, по сути, одно и тоже (в России их все чаще подают в одном и том же заведении), и скоро они обе сольются в экстазе на первой ступеньке пьедестала, как когда-то Италия с Японией в Антикоминтерновском пакте. Пуристам идея объединения итальянской и японской кухни в рамках одного общепитовского заведения может показаться кощунственной: что-то вроде противоестественного фьюжена кухни эскимосской и кухни полинезийской – на одном столе моржа на сашими разделывают, на другом – перламутровые раковины рукколой набивают.

Для прагматика же низкая истина состоит в том, что лепить рисовые колобки и делать пиццу с обрезками копченой колбаски – проект исключительно маржинальный, и для экономии на масштабах лучше слить два гламурных потока в рамках единого пищеблока с таджикскими поварами, а также киргизскими (вот, вам «Япония») и молдавскими (вот, вам «Италия») официантами. Возле одного «итальянского» ресторана в Москве мне довелось наблюдать удивительную картину: киргиз в мундире итальянского карабинера работал у входа в качестве зазывалы. Как говорится, хотели фьюжн? Вот, вам фьюжн!

Пара слов о рукколе, зеленой королеве итальянообразного московского общепита. Руккола гламурная (она же гусеничник посевной) распространена по всему средиземноморью. Встречается она и в итальянских едальных заведениях. Но если вы захотите найти в Италии дежурное московское блюдо «руккола с креветками», то вам придется обойти с десяток ресторанов.

Это как если в ресторане русской кухни (ау, где он, этот ресторан?), вы вознамерили бы поинтересоваться, есть ли в меню уха из налима. Вам бы ответили: «Сударь-с, налима на мели мы руками ловили-ловили, ловили-ловили, да не выловили. Извольте-с, откушать буайбес из ассорти средиземноморских рыб».

Руккола, как и прочая пригламуренная круглогодичная зелень, поставляется в Москву, в основном, из Израиля, что заставляет задуматься, не является ли вся эта общепитовская «итальянщина» грандиозным гешефтом наших бывших соотечественников.

Руккола у нас – это шибболет. По приобщенности к ней отличают своих от чужих. Если сопровождаешь московских девушек-менеджеров куда-нибудь в регион, – например, в Екатеринбург или Новосибирск – они первым делом просятся поужинать туда, где есть руккола с креветками. Руккола – свежайшая, доставлена чартерным рейсом прямо из Тель-Авива, креветки – тоже свежайшие, буквально намедни извлеченные из бурых вод Исети или Оби. Вообще, декольте над тарелкой с рукколой – это такой же гендерный символ эпохи, как и надкусанное яблочко в качестве логотипа на гаджетах. Приятного вам аппетита и низких калорий, наши дорогие офисные воительницы!

Узбекский пафос

Узбекская кухня – это уже мужской гендерный стереотип в менеджменте. Вообще, судя по количеству узбекских ресторанов и их ценнику, можно подумать, что в Москве узбекская община является самой многочисленной и самой богатой. С первым, то есть с многочисленностью, пожалуй, не поспоришь. Но, вот, как быть со вторым? В отличие от заведений кавказкой кухни, где клиентура наполовину состоит из самих кавказцев, узбеки не являются посетителями узбекских ресторанов. Они там работают поварами и официантами (в одном из дорогих заведений такого типа я видел приаттаченный прямо к гардеробу у входа пункт денежных переводов – получил чаевые и сразу их в кишлак переслал, удобно, знаете ли). Откуда, тогда, спрашивается, такой ценник?

Ответом является представления самих русских о красоте и благополучии. Нажористая среднеазиатская кухня и золоченое узбекское барокко в качестве ресторанного убранства - этот высокий идеал мы впитали еще в детстве, когда читали (то есть, пытались читать) сказку Александра Пушкина о царе Салтане и о наемном менеджере Балде (героев у Пушкина, если не подводит память, звали так). В общем, аляповато-расфуфыренный узбекский ресторан, предлагающий по нелепым ценам высокалорийную еду, ориентированную на тонкий вкус деревенских баев, это и есть наша модель рога изобилия и мужского компактного рая для доминантных альфа-самцов. За то и платим.

Гламур-хинкали

Азербайджанская кухня по соотношению цена-качество в отношении добротной этнической деревенской еды является, пожалуй, самой честной. Но ее стремительно теснит кухня грузинская. Причем, в грузинских хинкальных, что касается их позиционирования, имеет место очевидная бифуркация: есть бюджетные обжорки, а есть заведения, решившие поэксплуатировать тему московского гламура.Одно из них до недавнего времени так и называлось – «Гламур-хинкальная».

Сам я очень люблю хинкали. На мой вкус, нет в мире еды более гламурной. Хинкалиполагается есть руками (только профаны едят их с помощью ножа и вилки). Жирный сок при этом должен обильно течь по лицу и по пальцам и, как вариант, по рубашке – иначе, никакого удовольствия. Если вы съели штук шесть в один присест, минут через пятнадцать к горлу подступает плотная мясная и чесночная отрыжка, которую сдержать практически невозможно. Если у вас есть гламурная знакомая, общение с которой вас тяготит, пригласите ее в грузинский ресторан и съешьте в ее присутствии десяток хинкали

Смена караула

Изначальный мой посыл был, что русские, несмотря на свой квасной патриотизм, русскую кухню особо не жалуют. Квас-квасом, а что-то все на виски-коле сидят. Русская кухня вся сконцентрирована в фастфуде или полуфастфуде. В золотой ценовой середине нет практически ничего. А на вершине пищевой пирамиды – полулегендарный, полуанекдотический «Пушкин» (про него уже начали стебные фильмы снимать). Но цены в нем такие, что даже самому Александру Сергеевичу, привыкшему сорить направо и налево набранными в долг деньгами, там показалось бы дороговато.

В общем, наша еда в ауте – это сплошная капитуляция перед ненавистными русскому патриоту врагами. А с чего все начиналось? С открытия в 1990 году первого в Москве McDonald’s. Появление трехчасовых очередей у этого заведения совпало с исчезновением трехчасовых очередей у Мавзолея. Гости столицы быстро переориентировались и стали «дывытися» на другую диковинку. Отстояв трехчасовую очередь, в заведении быстрого обслуживания полагалось «сидеть» (зря что ли на морозе три часа отстояли?). Поэтому за трехчасовым стоянием следовало трех-четырех часовое сидение – в несколько бурных глотков из стаканчиков выхлебывалась вся кока-кола, а потом в них же под столом аккуратно разливалась водка. Для маскировки закрывалась пластиковая крышка стакана, вставлялась трубочка и, восходя от гамбургера к чизбургеру, неслась душа в рай.

     

Так мы попали в одну из сфер «колониального» гастрономического влияния, в которой до сих пор и обретаемся (причем, нас кулинарно колонизирует не только западная метрополия, но и бывшие колонии самого Советского Союза). Эпохи сменятся, когда в Москве появятся доступные китайские дим-самные с настоящими китайскими, а не узбекскими/ таджикскими поварами (в свете недавнего официального визита товарища Си Цзиньпина, такое развитие событий в обозримом будущем представляет более чем реальным). Тогда квасные патриоты начнут гаоляновую водку пивом «Циндао» запивать. А московский гламур - он-то, как раз,никуда и не денется: ему что хинкали, что дим-самы – лишь бы отрыжка была на пафосе.  

Алексей Верижников

e-xecutive.ru

Рубрики:  Работа
Психология
Жизнь



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку