-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в La_vie_pour_moi

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 03.11.2008
Записей: 10506
Комментариев: 1101
Написано: 12277


КС о гарантиях лицам с семейными обязанностями

Понедельник, 05 Марта 2012 г. 11:04 + в цитатник

 

Сергей Саурин, юрист ЦСТП
 
Конец 2011 года ознаменовался появлением двух взаимосвязанных постановлений Конституционного Суда РФ, расширивших спектр применения гарантий, предоставляемых лицам с семейными обязанностями при их увольнении. Конституционный суд подчеркнул, что указанные гарантии обусловлены не только принципом повышенной защиты прав работников с семейными обязанностями, но и идеей защиты интересов детей, и указал, что в настоящее время меры по поддержке семьи, материнства, отцовства и детства в РФ являются недостаточными. Такой подход может положить начало новой тенденции в сфере правового регулирования статуса работающих граждан, имеющих детей.

Ниже приведено описание постановлений, а также доступен их текст.

Постановление Конституционного Суда РФ от 22.11.2011 N 25-П

«По делу о проверке конституционности положений части 4 статьи 31, пункта 6 части 1 статьи 33 и статьи 37 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" в связи с жалобой гражданки В.Ю. Боровик»

Одинокая мать, В.Ю. Боровик в течение нескольких лет замещала должность гражданской службы, однако в рамках проводимых организационно-штатных мероприятий была уволена в связи с сокращением замещаемой должности по основанию, закрепленному в п.6 ч.1 ст.33 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации". Полагая, что на нее как одинокую мать, воспитывающую ребенка в возрасте до 14 лет, распространяется гарантия, закрепленная ч.4 ст.261 ТК РФ, которая не допускает увольнение по инициативе работодателя женщин, относящихся к этой категории, В.Ю. Боровик обжаловала свое увольнение, однако получила отказ во всех инстанциях. Суды общей юрисдикции основывали свою позицию на том, что указанная гарантия предоставляет женщинам защиту от увольнения по инициативе работодателя, а расторжение судебного контракта в случае сокращения должности гражданской службы по п.6 ч.1 ст.33 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" (в связи с отказом государственного гражданского служащего от предложенной для замещения иной должности гражданской службы либо от профессиональной переподготовки или повышения квалификации, а также при непредоставлении ему в этих случаях иной должности гражданской службы) к таковым не причисляется.

В.Ю. Боровик обратилась в Конституционный Суд РФ с требованием признать нормы  Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации", препятствующие распространению на проходящих государственную гражданскую службу одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до 14 лет, закрепленной в ст.261 ТК РФ гарантии от увольнения, неконституционными.

Рассмотрев доводы заявительницы, Конституционный Суд РФ указал, что в соответствии с действующим правовым регулированием одиноким матерям, воспитывающим ребенка в возрасте до 14 лет, предоставляются гарантии, направленные на предотвращение потери ими работы (увольнения с государственной службы) и утраты заработка (денежного содержания). В частности, установлен запрет увольнения по инициативе работодателя (представителя нанимателя) в связи с сокращением численности или штата (проведением организационно-штатных мероприятий). Указанные гарантии предоставляются как женщинам, работающим по трудовому договору, так и женщинам, проходящим военную или правоохранительную службу. В правовой статус гражданских служащих гарантии, связанные с материнством и воспитанием детей, непосредственно не включены, однако положений исключающих предоставление гражданским служащим указанных гарантий законодательство также не содержит.

При этом Конституционный Суд РФ пояснил, что в случае проведения мероприятий по сокращению должностей государственной гражданской службы действующие нормы Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" допускают расторжение служебного контракта со служащим по решению представителя нанимателя даже при наличии вакантных должностей или возможности направления служащего на переподготовку или повышение квалификации с последующим назначением на соответствующую должность. Формулировка основания увольнения в указанном случае не связывается с волеизъявлением представителя нанимателя, однако фактически речь идет об увольнении по инициативе представителя нанимателя, в том числе, увольнении одинокой матери, воспитывающей ребенка в возрасте до 14 лет.

Ссылаясь на свои ранее изложенные позиции, Конституционный Суд РФ подчеркнул, что правовое регулирование условий предоставления гарантий, связанных с государственной защитой семьи, материнства и детства, не может быть основано только на формально-юридических критериях, и применительно к разным категориям одиноких матерей, воспитывающих детей в возрасте до 14 лет, должно учитывать сходство фактического положения, в котором находятся эти женщины, наряду с профессиональными обязанностями выполняющие общественно значимую функцию воспитания детей, не имея поддержки, и потому нуждающиеся в повышенной государственной защите.

По мнению Конституционного Суда РФ, государственные гарантии, предоставляемые женщинам в связи с материнством и воспитанием ребенка, имеют целью не только обеспечение им возможности сочетать семейные обязанности с профессиональной деятельностью, достижение фактического равенства в сфере труда, но и прежде всего - защиту интересов ребенка, создание условий, необходимых для его полноценного развития. В силу этого лишение проходящих государственную гражданскую службу одиноких матерей, воспитывающих детей в возрасте до 14 лет, государственной защиты, которая гарантируется действующим законодательством женщинам, проходящим военную или правоохранительную службу, равно как и женщинам, которые осуществляют трудовую деятельность, недопустимо, поскольку в нарушение конституционных принципов равенства, справедливости и соразмерности не имеет разумного и объективного оправдания и не основано на особенностях государственной гражданской службы.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 22.11.2011 №25-П положения ч.4 ст.31, п.6 ч.1 ст.33 и ст.37 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" признаны не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования ими допускается увольнение с государственной гражданской службы одинокой матери, воспитывающей ребенка в возрасте до 14 лет, в связи с сокращением замещаемой должности по инициативе представителя нанимателя. Также Конституционный Суд РФ указал, что законодателю надлежит внести в действующее правовое регулирование необходимые изменения, руководствуясь Конституцией РФ и изложенной в Постановлении позицией. Суд подчеркнул, что до появления указанных изменений увольнение государственной гражданской службы одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до 14 лет, по основанию, предусмотренному пунктом 6 части 1 статьи 33 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации", запрещается.

По итогам рассмотрения жалобы В.Ю. Боровик судья Конституционного Суда РФ К.В. Арановский изложил свое особое мнение. Полагая, что установленная законодателем дифференциация между государственными гражданскими служащими и иными категориями граждан в сфере гарантий в связи с материнством оправдана и обусловлена общей спецификой их правового статуса, К.В. Арановский выразил несогласие с позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении №25-П.

Ссылаясь на ранее изложенные позиции Конституционного Суда РФ, К.В. Арановский указал, что необходимость предоставления гражданским служащим дополнительных гарантий в сфере труда и занятости при расторжении с ними служебного контракта по инициативе нанимателя из Конституции РФ не вытекает, и определение их вида и объема остается в пределах законодательной прерогативы. По его мнению, законодатель установил для служащих взаимосвязь преимуществ и ограничений: отрицая ограничения, необходимо упразднять и преимущества либо пересматривать их в корне, так как в противном случае баланс будет нарушен и возникнет дискриминация.

К.В. Арановский также указывает, что задачи защиты и поддержки матерей нельзя решать вопреки конституционным основам и ценностям: гражданскую службу нельзя обращать в способ их социального обустройства, а оплату служебного труда нельзя делать социальным пособием. Запрет увольнения каких бы то ни было категорий государственных гражданских служащих может, по его мнению, пагубно сказаться на эффективности государства, а также повлечь формирование сословной замкнутости служащих.

Разграничивая статус государственной гражданской службы и военной и правоохранительной службы, К.В. Арановский отмечает, что оборона страны, защита прав, свобод, законности - конституционные ценности высшего ранга, а гражданская служба не имеет соразмерного им значения. Поэтому гражданским служащим не предназначен одинаковый, например, с военнослужащими объем специальных служебных прав и гарантий.

Свое мнение по итогам рассмотрения жалобы В.Ю. Боровик изложил также судья Конституционного Суда РФ С.Д. Князев. Разделяя вывод Конституционного Суда РФ в отношении норм Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации", С.Д. Князев выразил свое несогласие с его мотивировкой.

В частности, по его мнению, запрет на увольнение по инициативе работодателя одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до 14 лет, по своему целевому предназначению направлен на защиту трудоправового статуса одинокой матери, воспитывающей ребенка соответствующего возраста. Направленность указанного запрета на защиту прав и интересов ребенка из содержания нормы ч.4 ст.261 ТК РФ не вытекает. Соответственно, отсутствие у одиноких матерей, проходящих государственную гражданскую службу и воспитывающих ребенка в возрасте до 14 лет, защиты от увольнения при сокращении численности и штата работников, сопоставимой с предусмотренной в отношении одиноких матерей, проходящих военную, правоохранительную и муниципальную службу, равно как и осуществляющих трудовую деятельность по трудовому договору, противоречит Конституции РФ. Вместе с тем само по себе такое отсутствие не нарушает прав и законных интересов детей.
 

Постановление Конституционного Суда РФ от 15.12.2011 N 28-П

«По делу о проверке конституционности части четвертой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.Е. Остаева»

А.Е. Остаев, отец троих детей, один из которых не достиг возраста трех лет, а другой является инвалидом, был уволен с работы по сокращению штата. Его жена, осуществляющая уход за детьми, не работает. А.Е. Остаев, полагая, что запрет расторжения трудового договора по инициативе работодателя должен распространяться и на мужчин - отцов, имеющих детей в возрасте до трех лет, обжаловал увольнение. Суды общей юрисдикции - как первой, так и кассационной инстанции - отказали в удовлетворении требований А.Е. Остаева, указав, что трудовой договор с ним был расторгнут без нарушений действующего законодательства.

В жалобе, направленной в Конституционный Суд РФ, А.Е. Остаев указывает на неконституционность ч.4 ст.261 ТК РФ в той части, в которой она не предоставляет отцу ребенка, не достигшего трехлетнего возраста, возможности пользоваться такими же гарантиями при увольнении по инициативе работодателя, какие предоставлялись бы в аналогичной ситуации матери этого ребенка, при том что Конституция РФ наделяет их равными правами и возлагает на них равные обязанности по содержанию и воспитанию детей.

Рассмотрев доводы заявителя, Конституционный Суд РФ указал, что законодатель, осуществляя правовое регулирование в сфере государственной поддержки семьи, материнства, отцовства и детства, хотя и имеет довольно широкую свободу усмотрения, все же связан конституционными принципами справедливости, равенства и соразмерности. Конституционный Суд РФ подчеркнул, что существование различий в правах граждан допускаются только в той мере, в какой они объективно оправданны, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели. По мнению Суда, защита от увольнения  по инициативе работодателя женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, и других лиц, воспитывающих детей того же возраста без матери направлена на обеспечение им действительно равных с другими гражданами возможностей для реализации прав и свобод в сфере труда, что обусловлено объективно существующими трудностями, с которыми сталкиваются женщины, стремящиеся сочетать трудовую деятельность с выполнением материнских функций, а также те, кто, воспитывая ребенка в возрасте до трех лет без матери и тем самым восполняя в той или иной степени отсутствие материнской заботы, принял на себя всю полноту ответственности за его благополучие и всестороннее развитие.

При этом, ссылаясь на позицию, изложенную в Постановлении от 22.11.2011 №25-П, Конституционный Суд РФ вновь отметил, что гарантия, закрепленная в ч.4 ст.261 ТК РФ, предназначена не только для достижения фактического равенства возможностей в сфере труда. Данная гарантия, предотвращая утрату женщиной, имеющей ребенка в возрасте до трех лет, а также другими лицами, воспитывающими детей того же возраста без матери, работы и заработка, а соответственно, и снижение общего уровня материального благосостояния семьи, обеспечивает этим лицам (и прежде всего матери) возможность, сочетая семейные обязанности с профессиональной деятельностью, создавать ребенку условия, необходимые для его всестороннего развития, а следовательно, имеет целью защиту прав и интересов ребенка. Конституция РФ признает заботу о детях, их воспитание равным правом и обязанностью родителей. Из этого следует, что на обоих родителей может распространяться и государственная поддержка, в которой нуждается семья, имеющая ребенка, не достигшего трехлетнего возраста и потому требующего особого ухода, тем более, если в такой семье воспитывается несколько малолетних детей. Соответственно, при определении мер государственной поддержки семьи, направленных на обеспечение ее материального благополучия, многодетным семьям, воспитывающим малолетних детей, должна предоставляться повышенная защита, поскольку в таких семьях мать зачастую не может осуществлять трудовую деятельность в силу необходимости осуществлять уход за детьми и их воспитание и единственным кормильцем является отец.

Конституционный Суд РФ также обратил внимание на то, что существующие меры материальной поддержки многодетных семей (социальные пособия в связи с рождением и воспитанием детей, пособие по безработице) не позволяют в достаточной для обеспечения благополучия детей степени заместить на период поиска работы утраченный кормильцем заработок.

Таким образом, Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что положение ч.4 ст.261 Трудового кодекса Российской Федерации не соответствует Конституции РФ в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования оно, запрещая увольнение по инициативе работодателя женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, и других лиц, воспитывающих детей указанного возраста без матери, исключает возможность пользоваться этой гарантией отцу, являющемуся единственным кормильцем в многодетной семье, воспитывающей малолетних детей, в том числе ребенка в возрасте до трех лет, где мать в трудовых отношениях не состоит и занимается уходом за детьми.
 
Рубрики:  Закон
Трудовые споры



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку